Украина: очищение огнем

Санкционный вал, который коллективный Запад обрушил сейчас на Россию, был бы все равно рано или поздно объявлен, потому что развитая и конкурентоспособная Россия Западу не нужна

 

«…сама Украина исключительно существует как урок миру»
Петр Чаадаев

В том, что спецоперация, проводимая на Украине, является вынужденной реакцией России, которую западные «партнеры по капиталистическому процветанию» настойчиво пытались загнать в угол и заставить, что называется, петь под свою дудку, сегодня сомневаются разве что люди, страдающие крайней формой психологической ригидности.

После разрушения Советского Союза Североатлантический альянс, нарушая все обещания, данные М.С. Горбачеву, начал массированное расширение на восток, поглощая шаг за шагом страны канувшего в Лету Варшавского договора и новые государства, образовавшиеся в последующие два-три десятилетия. В период так называемого четвертого расширения (первые три прошли в период с 50-х годов XX века по 80-е) в марте 1999 года в НАТО вошли Венгрия, Польша, Чехия. Затем через пять лет в марте 2004 года альянс принял под свое крыло сразу семь стран: Болгарию, Румынию, Латвию, Литву, Эстонию, Словакию и Словению. После этого аппетиты несколько поумерились, и опять через пятилетний срок к альянсу присоединились Албания и Хорватия. Это было шестое расширение. И, наконец, в рамках седьмого и восьмого расширения в НАТО вошли соответственно Черногория (июнь 2017 года) и Северная Македония (март 2020 года).

Нельзя сказать, что для привлечения этих стран под юрисдикцию альянса Западу понадобилось слишком уж много сил и стараний: многие из них, долгие годы, существовавшие в лоне Варшавского договора, чувствовали себя, что называется, как у Христа за пазухой, и, оказавшись в одночасье лишенными надежного щита, коим все эти годы был для них Советский Союз, вдруг ощутили свою полную несостоятельность в условиях свободного политического плавания. К другим же странам, образовавшимся после разрушения двуполярной системы, Запад выборочно применил где кнут, где пряник.
В незалежной Украине мастера политтехнологий из США и Европы сделали все для совершения политического маневра, приведшего к преобладанию и дальнейшему доминированию националистических течений, которые культивировались еще с советских времен в вялотекущем режиме при полном попустительстве партийной номенклатуры. И надо признать, что пришедшие к власти националисты – явные и неявные – с готовностью променяли суверенитет своей страны на возможность реализовать свои средневековые идеи.

К слову, подобный сценарий «новые друзья» наших братских республик постарались реализовать в Белоруссии несколько лет назад и совсем недавно в Казахстане. В этих странах словно под копирку повторялись сценарии митингов и действия провокаторов из боевого крыла продажной оппозиции. Но при всем многообразии политических течений в этих странах здравый смысл у политических элит, как видно, не застилается похмельным синдромом бездумной свободолюбивой истерии.
Буквально то же самое проделывается странами НАТО и в отношении Китая: вокруг него поощряется и усиленно провоцируется создание кольца недружественных стран. К примеру, Соединенные Штаты, всегда заявлявшие о том, что Пакистан является их стратегическим партнером и союзником, вдруг резко изменили к нему отношение и потребовали – ни много, ни мало – отставки премьер-министра Имран Хана. Чтобы понять, в чем причина подобной резкой смены благоволения на немилость, нужно заглянуть в недавнее прошлое, а именно в те дни, когда США, предавая огромное количество граждан, поверивших им и сотрудничавших с ними, позорно покидали Афганистан. Именно тогда и «проштрафился» Имран Хан, когда не разрешил американцам использовать свои военные базы при их отступлении, чтобы не нарушать хрупкий паритет отношений с талибами, которым американцы сами же и отдали Кабул. Более того, Имран Хан посмел попытаться наладить дружественные отношения с Россией, понимая, насколько будут ценны союзники при обновлении расклада сил, спровоцированного американским уходом из региона.

Совершенно очевидно, что оставаться безучастным к происходящему при подобном развитии событий равносильно для России добровольному подписанию смертного приговора в свой адрес. И понятно, что это совершенно неприемлемо для нас после стольких лет усилий по восстановлению своего авторитета и своих позиций в мире.
Окончательное превращение некогда братской Украины в территорию, с которой будет исходить реальная угроза для нашего суверенитета, мы допустить не могли. Более того, каждый рядовой здравомыслящий человек (вовсе необязательно быть политологом, осведомленным во всех деталях происходящего) понимает, что санкционный вал, который коллективный Запад обрушил сейчас на Россию, был бы все равно рано или поздно объявлен, потому что развитая и конкурентоспособная Россия Западу не нужна. Более того, она в этом состоянии для Запада опасна тем, что он не сможет безраздельно диктовать свои политические и экономические условия всему остальном у миру, равно как не сможет безнаказанно разделываться с теми, кто проявляет строптивость, по примеру Югославии и Ливии.

Ранее канцлер ФРГ Олаф Шольц не раз заявлял, что Германия намерена отказаться от поставок российского угля и нефти.
Никто не спорит, угрозы и действия Запада, направленные на подрыв нашей экономики очень серьезны, и пустая бравада с нашей стороны здесь совершенно неуместна. Однако каждый раз при введении нового пакета санкций западные страны – особенно страны Европы – оказываются в большем проигрыше, нежели Россия: совсем недавно европейцы сокрушались по поводу 300 млрд убытка после первых санкций. А ведь дальше будет хуже. И тут во всей актуальности встает вопрос, насколько эффективна подушка безопасности у стран, агрессирующих против России, и у самой России? Параллельно с этим вопросом, конечно же, стоит учитывать, насколько население России и Европы готово элементарно перетерпеть возникшие трудности. Как говорится, кто к какой степени повседневного комфорта привык, и насколько болезненным станет его внезапное нарушение?
В связи с непродуманностью последствий объявленных антироссийских санкций для самого Запада все чаще звучат комментарии политологов и экономических экспертов о растущем непрофессионализме правящих кругов Европы. Трудно однозначно подтвердить или опровергнуть эти утверждения: скорее, доля некомпетентных решений в действиях европейских руководителей зависит от несамостоятельной политики, когда национальные интересы стран ЕС ставятся в жесткую зависимость от амбиций заокеанского сюзерена.
В этих условиях Россию поставили в условия, когда она, потеряв всякую надежду на здравомыслие США и Европы, была вынуждена начать военную спецоперацию.
Необходимо отдельно остановиться на вопросе о том, что горячие головы предрекали ее быстрое и успешное завершение, но для того, чтобы хоть с какой-то оправданной долей вероятности прогнозировать исход военной операции со столь сложными задачами, которые поставлены перед Министерством обороны РФ высшим руководством страны, нужно понимать некоторые ее особенности.

А именно: во-первых, усиленная нацификация Украины проходила более тридцати лет, и за это время успело сформироваться целое поколение, чье мировоззрение и ментальность строились на антироссийской идеологии, искаженной истории и стремлении к западноевропейскому цивилизационному ориентиру. А это означает, что победа над подобным противником возможна или при полном его уничтожении (что для нас совершенно неприемлемо, так как мы, несмотря на враждебность со стороны части украинского народа, продолжаем тешить себя надеждой, что сумеем вернуть его в лоно братских отношений), или же необходимо большую часть населения идеологически переориентировать (а на это потребуется уйма времени); во-вторых, перед силовыми структурами России не стоит задача победить армию Украины любой ценой, не считаясь с проблемами безопасности мирного населения и необходимостью сохранения исторически сложившихся добрых культурных и этнических связей. Ведь любой нормальный человек понимает, что после окончания спецоперации придется налаживать мирную жизнь, и если мы действительно хотим сохранить Украину в качестве здорового и лояльного к нам политического организма, то мы должны максимально возможным образом сохранить в гражданах Украины убежденность, что процесс денацификации и дефашиизации – это, образно говоря, необходимая операция по удалению раковой опухоли для спасения самого организма.

Если же все-таки обратиться к вопросу военной дееспособности армий России и Украины, то любой военный эксперт подтвердит, что стратегические возможности украинских вооруженных сил были нейтрализованы буквально через два дня после начала операции: практически были ликвидированы ВМФ, ВВС, ПВО и другие системы контроля и управления. В результате сухопутная армия Украины на сегодняшний день представляет собой крупные разрозненные группировки, действующие без устойчивого централизованного координирования и в условиях жесткого маневренного ограничения. Именно поэтому они стараются по возможности закрепляться в населенных пунктах, потому что на открытой местности представляют собой легкие мишени для артиллерии и авиации.
Такие города, как заблокированные и лишенные возможности пополнения запасов Сумы, Харьков и Чернигов, оказались в тылу российских войск после того, как они, избегая прямого штурма, просто обошли украинскую оборону и двинулись дальше. Почти аналогичная ситуация в Николаеве и Запорожской области. Над Херсоном уже развевается красное полотнище флага Победы. И, по-видимому, все идет к тому, что под Одессой будет формироваться очередной котел. Все перечисленное было проделано для того, чтобы не дать украинским войскам перебросить подкрепления в Донбасс, где они укреплялись еще с 2014-го года.

Внимание военных экспертов вплоть до последнего времени было приковано к Мариуполю, куда в ночь на 14 марта вошли подразделения чеченского спецназа и армии ДНР. В этом городе были сосредоточены наиболее боеспособные части армии Украины и националистические батальоны, известные своей мотивированностью. Это качество нацбатальонов объясняется тем, что на протяжении последнего десятилетия они своими действиями и риторикой поставили себя в ситуацию, что пути к смягчению позиций у них просто нет, и им ничего иного не остается, как биться до конца. И они это делают с отчаянием и ожесточением загнанного в угол зверя, прикрываясь мирным населением, включая женщин, стариков и детей. Все их обращения к руководству Украины с требованиями и просьбами деблокировать Мариуполь, понятное дело, остались без ответа.
Ночью 23 марта в центр города прорвались бойцы чеченского спецназа и ДНР и выбили нацистов из жилых кварталов и заблокировали их на территории огромного промышленного предприятия «Азовсталь». Эксперты говорят, что «Азов» в эти дни понес самые большие потери со дня своего образования. Командование российских частей периодически предлагает украинцам гуманитарные коридоры для выхода гражданского населения и военных, решивших сложить оружие.
Освобождение Мариуполя имеет огромное значение для обеспечения сухопутного транзита из Крыма в остальную часть России.
Как говорят военные, на очереди Николаев, а после него судьба Одессы уже, по сути, предрешена.
Перед масштабным наступлением по всему фронту были уничтожены стратегические запасы горючего украинской армии, были нанесены удары по танковым базам, узлам снабжения и военным складам.

Даже советник Зеленского – небезызвестный Арестович признал: «Они практически уничтожили нашу военную промышленность и добивают ее во многом».
В ближайшие дни российская армия и части ЛНР и ДНР выйдут к границам Донбасса. Разгром нацистов в этом районе освободит дополнительные силы для участия в продвижении в Центральную Украину. Министр обороны РФ Шойгу говорит, что операция «Z» завершится после полной демилитаризации и денацификации Украины, а освобождение Донбасса – это только этап этой операции.
Многие аналитики уже озадачиваются вопросом процессов, последующих после военных действий. И, конечно же, непреложным остается факт, что после успешного завершения силовой фазы спецоперации политический процесс будет идти на условиях России.

Конструкторы нацификации Украины под руководством Запада долгие годы строили особую политику, внушая населению – особенно, его молодой части – страх, что сотрудничество и дружба с Россией лишит их возможности формирования независимой украинской национальной идентичности. И вполне закономерно, что при такой интенсивности промывки мозгов за эти годы у значительной части населения развилась ярко выраженная русофобия, и, к великому сожалению, даже после законного осуждения оставшихся в живых носителей нацистских идей эта болезнь в потаенной форме будет оставаться в сердцах многих, сумевших скрыться от правосудия.
Сегодня Запад истерично призывает мировое сообщество остановить «убийство украинского народа». Только вот те, кто помнит Украину в СССР с ее яркой, самобытной культурой, колоссальным экономическим и научным потенциалом, которую заслуженно называли жемчужиной в созвездии братских республик, знают, что она уже 8 лет как погибла. Погибла в феврале 2014 года на площади Незалежности в Киеве, задохнувшись в едком дыму горящих покрышек, обезумев от собственной жестокости, когда жгла безоружных бойцов «Беркута» и снайперским огнем опрокидывала на закопченный асфальт своих же сторонников, чтобы еще больше озлобить беснующуюся толпу. А затем остатки собственной жизни уничтожала во Дворце профсоюзов в Одессе под стоны заживо сжигаемых людей и в методичных залпах по старикам и детям Донбасса. Та старая прекрасная Украина похоронена в детских могилах на Аллее Ангелов в Донецке, и возрождение ее всецело зависит от людей, у которых сегодня мучительно болит душа от этой потери, и которые постараются изо всех сил возродить свою родину без трупных пятен нацизма на теле.

 

 

Муса МАГОМАДОВ

№34 (3428)