Мы – часть этого мира

Мы сегодня все осознаем, что живем в многоликом и разноязыком мире, и от умения ладить с этим миром зависит наше будущее

 

Нас окружает многоликий, многоцветный мир. Замыкаться на собственных представлениях о красоте и правде, лишая себя этого разнообразия, отвергая великолепие и колорит уникальных национальных черт и ценностей – это преступление против своего божественного естества
Махатма Ганди

Наряду с колоссальными экономическими лишениями, последовавшими за политическими разрушениями 90-х годов XX века, национальные окраины России претерпели столь катастрофическую социальную деформацию, что ее последствия не одно десятилетие будут влиять на жизнь и мировоззрение ее граждан.
Многонациональное население как былого СССР, так и РСФСР, искренне считавшее своей малой родиной области, края и республики, в которых люди рождались, жили десятилетиями и трудились на благо и процветание страны, в течение одного трагического десятилетия переродилось в меркантильное общество со всеми признаками и проблемами, присущими так называемому «дикому капитализму».
В чеченском обществе, вынужденном все это время находиться в жесточайшей изоляции от окружающего мира, за годы кризиса выросло и возмужало новое поколение, взросление которого проходило в условиях, когда мировоззрение формируется на фоне постоянной реальной угрозы жизни и безопасности. Это обстоятельство, пожалуй, является главной причиной наиболее катастрофических последствий деформации нашего социума конца прошлого века. В результате этих последствий представители молодого поколения, только вступавшие в самостоятельную сознательную жизнь, в подавляющем большинстве очень долго воспринимали окружающий мир и иные народы если не враждебно, то, по крайней мере, крайне отчужденно.
Помимо остальных разногласий – явных или скрытых – это восприятие окружающего мира молодым поколением является одним из основополагающих противоречий между старшим «советским» поколением и новым, сформировавшимся в условиях насильственных преобразований 90-х годов прошлого и начала 2000-х нынешнего века.
У старшего поколения, жившего в самых жестоких условиях тоталитарного режима, а затем при всеобщей регламентированности партийной диктатуры, имеется неоценимый опыт жизни в многонациональном обществе. И по этой причине подавляющее большинство представителей старшего поколения не ставят знак равенства между репрессивными акциями правящих режимов в стране и особенностями межнациональных отношений в советском обществе. У отцов и дедов нынешних молодых людей имеется необходимый запас моральных критериев для правильной расстановки акцентов при оценке того или иного идеологического постулата советского прошлого.
А вот у значительной части молодежи в силу отсутствия подобных оценочных критериев все обстоит иначе. И самые позитивные, казалось бы, патриотические порывы в их исполнении порой приобретают горьковатый привкус националистического противопоставления себя окружающему миру.
По этому поводу можно много рассуждать и делать самые разнообразные выводы, можно искать причины в тех или иных политических и социальных процессах. Конечно же, есть свои объяснения факту подобного развития сознания и восприятия окружающего мира у молодежи, но это ни в коей мере не снимает ответственности с тех, кто в силу должностных обязанностей или просто жизненного опыта способен повлиять на формирование мировоззрения молодежи.
Люди старшего поколения обязаны правильно рассчитывать, как отзовутся их рассуждения и сетования, скажем, по поводу той или иной исторической несправедливости в умах и сердцах детей, чье мировоззрение формировалось в условиях высоких температур общественных и политических катаклизмов.
К примеру, ежегодные крайне акцентированные мероприятия, приуроченные к очередной трагической дате выселения чеченского народа в Казахстан и Среднюю Азию, вызывают большой резонанс на всех официальных уровнях.
Чудовищная по своим масштабам и цинизму акция государства по отношению к собственным гражданам стала в числе прочих народов для чеченцев одним из самых страшных временны́х и нравственных ориентиров в их истории. Долгие годы, помимо физических тягот и лишений, чеченцы вынуждены были терпеть тяжесть страшного клейма «врагов народа».
Это нужно знать и помнить, как нужно знать и помнить все остальные светлые и темные страницы своей истории. Но также необходимо уметь извлекать правильные уроки из подобных исторических трагедий. И, рассказывая об этом своим детям, просто необходимо настойчиво и терпеливо разъяснять все политические и общественные особенности государства того периода и правящей в тот период власти, чтобы сделать правильные акценты на причинах, приведших к той чудовищной трагедии. Мы просто обязаны добиться понимания молодежью всех особенностей политики репрессий сталинского режима, понимания того, что были репрессированы миллионы представителей других народов, в том числе и русского. Мы должны понимать, что факт репрессий 44-го года молодежь может воспринять (а зачастую и воспринимает) через эмоциональную призму, сформировавшуюся вследствие событий 90-х годов, и неизменно придает выселению окраску межнациональных деструктивных особенностей, а именно приписывает русско-чеченским взаимоотношениям подчеркнуто негативный оттенок.
Этого допускать мы категорически не имеем права!
А иначе мы рискуем, что в сознании молодых людей укоренится мнение, что наш народ в силу необъяснимых причин играет в государстве роль некоего нелюбимого пасынка. Или, что еще хуже, как только что было сказано, с понятиями политических репрессий молодежь прочно увяжет национальный вопрос. А подобное мнение очень часто озвучивается даже официальными лицами со страниц газет и телеэкранов. Подобным «аналитикам» не мешало бы усвоить для начала, что они как должностные лица находятся на государственной службе, и многонациональная федерация строит законы своего развития на принципах взаимного уважения и взаимопроникновения культур ее народов, а не на размежевании и акцентировании внимания на взаимных обидах и разногласиях.
Очевидно, что упущения в семейном и школьном воспитании и прочем окружении в совокупности ведут к дефициту гражданских принципов. Также очевидно, что разница между патриотизмом и национализмом сводится в конечном итоге к тому, уважаются ли другие нации или нет. А в условиях многонационального государства на этом понятии зиждется такая великая категория, как любовь к своему Отечеству.
Патриотизм и национализм как отождествление людей с их государством и нацией позволяет им объявлять интересы государства и нации своими интересами и судить о себе как о представителях государства и нации.
Еще Фридрих Энгельс в свое время писал, что сознание принадлежности к тому или иному государству гражданином должно рассматриваться как обязанность, и служба на благо этого государства, являясь для него честью, должна обеспечивать ему жизненные блага. Патриотизм как проявление приверженности к государственным идеям должен укреплять национальную или же межнациональную общность в пределах этого государства. Национализм же эту общность разрушает, тем самым проявляясь как первая и основная ступень национального экстремизма.
Национализм на первых порах своего проявления всегда активируется якобы патриотическими лозунгами и маскируется под них. В начале 90-х годов мы были свидетелями, когда всевозможные «демократические» партии и «общенациональные» конгрессы очень активно дестабилизировали обстановку в нашей республике, маскируя свои истинные цели яркими патриотическими воззваниями.
«Яндарбиевская» и «удуговская» пропаганда оголтело провозглашала идеи о чеченской национальной исключительности. Идеологическая диверсия развернулась пышным цветом.
Этнический патриотизм предполагает сохранение национальной идентичности, а государственный подход должен исходить из единства Родины. И внутригосударственная солидарность, особенно в многонациональном государстве, достигается межэтнической солидарностью. Для нашей республики этот признак построения национальной политики остается крайне актуальным до наших дней.
Нашей молодежи необходимо, как воздух, общение со своими сверстниками иных национальностей. Невозможно представить, как иначе может у молодых людей развиться чувство принадлежности к богатейшей многонациональной российской культуре.
Процесс деструктивных преобразований долгие годы в нашем недавнем прошлом развивался в Чеченской Республике, подпитываемый националистическими лозунгами самого агрессивного толка. В сознание людей внедрялись идеи об исключительности и превосходстве чеченской нации. Было бы наивным полагать, что подобные многолетние идеологические инъекции пройдут бесследно для поколения, рожденного и возмужавшего в этих условиях. Тем более, что уровень образования, полученного в те годы большинством наших молодых людей, мягко говоря, оставляет желать лучшего.
Помнится, в самом начале дудаевской разбойничьей вольницы кто-то из разгулявшихся молодчиков, проезжая мимо, расстрелял бюст А.П.Чехова в одноименном сквере напротив республиканской библиотеки в Грозном. Тогда один из преподавателей нефтяного института, стоявшего напротив, сказал: «Это сделал человек, который в своей жизни не прочитал ни единой строчки из Чехова».
Затем был осквернен памятник Л.Н.Толстому у главного корпуса университета. Это были первые публичные проявления предстоящей фашистской вакханалии. Именно фашистской, потому что национализм имеет особенность очень быстро перерождаться от самых, казалось бы, безобидных форм в агрессивную невежественную форму, пропагандирующую ненависть ко всему инородному.
Эти эпизоды из своей недавней истории мы все помним. И помним очень хорошо.
Из школьных и вузовских курсов общественных дисциплин мы помним, что ксенофобия – это страх, неприязнь и ненависть к чужим, к тем, кто на нас «не похож». Это отголосок пещерного бытия.
Затем всевозможные исторические мифы, которые, без преувеличения, мешают жить и налаживать взаимоотношения с окружающими народами. Эти мифы приписывают, как правило, одному народу некие особенные достоинства и достижения, а другим, выбранным в данный момент в качестве антагониста, соответственно, всевозможные пороки и провинности. К их числу можно отнести мифы о якобы некогда утраченном историческом величии. Все это из арсенала вчерашней удуговской пропаганды, но и сегодня находится немало «идеологов», которые не прочь прибегнуть к испытанным методам оболванивания людей.
Кавказ уникален своей полиэтничностью, и десятки веков народы Кавказа развивались в условиях взаимного уважения и стремления перенять друг у друга лучшие традиции, обычаи, ремесла и технологии.
К примеру, если обратиться к устному народному творчеству, то чеченский национальный фольклор изобилует сюжетами, когда главный герой поэтического повествования, преследуя какие-то свои цели, оказывается за пределами чеченских земель, и в преодолении возникших сложностей ему на помощь приходит представитель другой национальности. Названия соседних земель упоминается в песнях, сказаниях, легендах не иначе как с добавлением уважительной приставки «нана»: Нана-ГIебарта, Нана-Гуьржех и т.д. И эта особенность – неукоснительное следование правилам межэтнической солидарности – прослеживается чуть ли не в каждой чеченской эпической песне илли. Впрочем, такой художественный прием присутствует в фольклорных и эпических произведениях практически всех народов Кавказа. Эту особенность с большим воодушевлением показывает в своих «Кавказских повестях» русский писатель Владимир Яковлевич Икскуль.
Если же вернуться к современности с ее существенно искаженными представлениями о месте человека в обществе и его приоритетах, то ядром антиэкстремистской пропаганды должно служить внедрение в мировоззрение молодежи сознания своей принадлежности к многонациональному сообществу и причастности к его многогранной культуре. Эта черта, как правило, присуща людям старшего поколения, которые по сей день ощущают себя гражданами социалистической державы, гимном которой, как мы знаем, на первых порах был «Интернационал».
Подобное мировоззрение приносило нашему народу немалые плоды и в экономике, и в образовании, и в культуре. Достаточно вспомнить нашего великого танцора, без преувеличения – гражданина Мира – Махмуда Эсамбаева. Он благодаря своему таланту прославился как выдающийся исполнитель танцев народов мира. Прославился сам и прославил свой народ. И, несомненно, обогатил нашу национальную культуру. А теперь, при всем уважении к нашему национальному танцу, давайте спросим себя, сумел бы он добиться всемирного признания, если бы замкнулся исключительно на чеченских танцах?
Грань, разделяющая патриотизм и национализм, очень тонка и не всегда осязаема. И порой те или иные единоличные или коллективные высказывания на эту тему на бытовом или же на официальном уровне выглядят как частное безобидное мнение. Но всегда нужно помнить, что у каждого из многочисленных слушателей свое восприятие, и не всегда оно адекватно сказанному. Слишком акцентированные псевдопатриотические воззвания с сильной эмоциональной составляющей способны вызвать непредсказуемые умозаключения молодых людей, не обремененных грузом необходимого опыта. Они, в принципе, иногда даже могут играть положительную роль, объединяя и мобилизуя людей ради каких-то свершений. Однако, как хорошо известно, к примеру, из немецкой истории ХХ века, из них может вырасти и такое, что мало не покажется никому. Пришедшая в 30-х годах к власти национал-социалистическая партия Германии выдвинула на роль своего лидера Адольфа Гитлера, и на алтарь политической паранойи было положено более 60-ти миллионов человеческих жизней. Впрочем, не обязательно апеллировать к прошлому веку: мы на примере Украины уже который год наблюдали, в какие уродливые формы может вырасти чванливое и невежественное высокомерие, если оно рождено и развивается на националистической почве.
Да и в нашей новейшей истории совсем недавно был период, когда официальная пропаганда провозглашала «Чечню от моря и до моря». И откровенный фашизм не сумел приобрести на нашей земле государственные формы лишь по причине неспособности ичкерийских лидеров последовательно мыслить. И нам сегодня необходимо помнить, что на уровне бытового восприятия ораторы, озвучивавшие эти чудовищные высказывания, имели немало сторонников. И надо быть патологическим оптимистом, чтобы верить, что все эти люди перевоспитались. Они все еще среди нас.
Это часть нашего сегодняшнего общества, и с этим приходится считаться. А значит, наряду с пропагандой национальных обычаев и культурных традиций нам просто необходимо пропагандировать межнациональные культурные взаимоотношения и проводить акции по их осуществлению.
Менталитет нашего народа формировался многие века в условиях суровых и порой жестоких. И система национальных ценностей, освященная признанием многих поколений, была необходимостью, обеспечивавшей жизненный порядок в этих условиях. Эти ценности мы уважаем и бережем чуть ли не на сакральном уровне, с той степенью трепетности, что применима, разве что, по отношению к самому сокровенному и дорогому. Сегодня мир изменился, и при всем уважении к своей культуре и системе ценностных приоритетов мы не можем изолироваться от культурных достижений и ориентиров других народов.
Чтобы стать полноценной частью мира, необходимо этот мир изучать, знать и уважать.
Мы сегодня все осознаем, что живем в многоликом и разноязыком мире, и от умения ладить с этим миром зависит наше будущее. А будущее для нас не менее важно, чем прошлое.

 

 

Муса МАГОМАДОВ

№23 (3416)