Истоки мира

Политический курс Рамзана Кадырова — это воплощение идей, рожденных на благодатной ниве новой эпохи чеченской истории, у истоков которой стоял первый Президент Чеченской Республики, Герой России Ахмат-Хаджи Кадыров. С его именем история всегда будет связывать окончательный поворот вектора развития чеченского общества к позициям, несовместимым с агрессией и игнорированием цивилизованных норм социальной эволюции.

Появление на исторической арене той или иной личности, чья политическая или культурная миссия предопределяет дальнейшее развитие общества, далеко не случайно. Социологические законы учат, что политическая или культурная ситуация в определенный момент истории выявляет общественную потребность в активации назревшей социальной идеи, и эта потребность провоцирует активную деятельность наиболее подготовленной личности. То есть не личность определяет ход истории, а наоборот, сама история рождает личность. А насколько своевременно появится в некой этнической среде необходимый на данный момент политический или социальный лидер, способный внятно озвучить назревшую идею и привлечь людей к ее воплощению, зависит от степени зрелости этого этнического образования. И эта же степень этнической зрелости определяет, насколько эффективно будет реализована народом предоставленная ему возможность прогрессивного развития.

Как видно, преодоление народом на протяжении своей истории множества крутых исторических порогов не является гарантией того, что народ сумеет правильно оценить свой исторический опыт и использовать его в нужный момент. Более того, порой разнообразие и избыток политических ситуаций в развитии этнического образования и следующая за этим неоднозначность их оценки лежит в основе многоликости политических группировок и их взглядов. И они приобретают порой признаки кардинальной разнополярности.

К концу ХХ века чеченское общество при всей своей бытовой сплоченности имело все признаки подобной политической многоликости. Насыщенность чеченской истории событиями, имеющими различные политические обоснования и истоки, родила в массовом сознании множество политических воззрений. Перипетии, которым подвергся чеченский народ, начиная с движения шейха Мансура, Кавказской войны и заканчивая сталинскими политическими репрессиями, сформировали в этнической многослойности мощный пласт националистического диссидентства, который уже в советский период вел вялотекущую пропагандистскую деятельность в основном на бытовом уровне, степень активности которой напрямую зависела от бдительности и способности к жесткой реакции правящего режима.

В конце ХХ века, в годы так называемой перестройки, группы носителей этих взглядов, еще не сформировавшие свои политические движения с ясной стратегией и программой действий, резко активизировались. Были подняты на поверхность все факты исторической несправедливости, допущенной когда-либо государством по отношению к чеченцам, зачастую интерпретируемые крайне однобоко и целенаправленно спекулятивно. Очень быстро эти движения окрасились в ярко выраженные националистические цвета.

Все нарастающая динамика деятельности этих движений на фоне полной вседозволенности при якобы демократическом переустройстве общества привела к тому, что заявленные поначалу экономические и политические требования, преследующие, вроде бы, цели восстановления исторической справедливости, очень быстро переродились в откровенный антигосударственный бунт. И все это происходило в такой атмосфере попустительства, нерешительности и демонстрации полной лояльности к происходящему со стороны федерального центра, что невольно в обществе формировалось мнение о согласованности действий сепаратистов с ельцинской политической элитой.

Откровенная антигосударственная деятельность военной хунты, захватившей власть в Грозном в 1991 году, в течение трех лет привела к тому, что республику, полностью разграбленную и экономически уничтоженную, ввергли в кровопролитную войну, принесшую населению многие тысячи смертей и лишений. Более того, после проваленной федеральным командованием первой военной кампании чеченский народ на протяжении трех с лишним лет подвергался жесточайшему прессингу со стороны пропагандистов чужеродной ваххабитской идеологии, направленной, прежде всего, на создание плацдарма для готовящейся интервенции в Россию и, вместе с тем, подрывающей традиционные бытовые и конфессиональные устои чеченского общества.

К началу второй военной кампании и концу ичкерийского режима в республике уже существовала и результативно действовала целая сеть лагерей по подготовке террористических организаций, даже и не пытавшихся завуалировать лозунгами о свободе и национальном возрождении свои человеконенавистнические акции, направленные на подрыв экономики и дестабилизацию общественной обстановки в России. Напротив, они всячески стремились идеологически их обосновать теорией создания вначале кавказского эмирата, а затем – единого исламского халифата. И, как это ни прискорбно, в определенной части чеченского общества эти теории нашли своих приверженцев. Над чеченским народом вполне реально нависла опасность полной потери этнической идентичности.

Эскалация идеологической диверсии вызывала протест населения – поначалу молчаливо-сдержанный, а вскоре – открытый и решительный. По инициативе муфтия Чечни Ахмат-Хаджи Кадырова, сплотившего вокруг себя протестующих против внедрения в чеченское общество чужеродной идеологии, Гудермесский и Курчалоевский районы Чечни осенью 1999 года были объявлены территорией, свободной от ваххабизма. Это был очень решительный шаг – по своей сути, объявление войны ичкерийскому режиму.

Чтобы в полной мере представить значение этого поистине судьбоносного политического решения, необходимо вспомнить весь спектр сопутствующих внешне- и внутриполитических обстоятельств того периода. В первую очередь, население России, еще не успевшее отойти от трагических последствий первой чеченской военной кампании, крайне негативно воспринимало все, что связано с Чечней и, далеко не однозначно расценивая возможность начала новой антитеррористической кампании, могло повлиять на решение федерального центра. В самой же Чечне предельно политизированное, разобщенное, разбитое на вооруженные кланы чеченское общество, не доверяющее никому, создавало впечатление полной неуправляемости. Более того, значительная часть молодежи за несколько лет ичкерийской пропагандистской диверсионной деятельности была идеологически отравлена и не скрывала свои реакционные настроения. К этому необходимо добавить неоднозначность позиций по чеченскому вопросу в самом ельцинском окружении и активную деятельность околополитических лиц, вроде Березовского, совсем не заинтересованных в ликвидации ичкерийского режима. И, наконец, жесточайшее давление на Москву со стороны общеевропейских политических структур, чьи интересы вовсе не соответствовали перспективам установления стабильности в России.

В этих условиях необходимо было обладать колоссальной решимостью и политической волей, чтобы взять на себя ответственность в принятии подобных решений. Необходимо было, в первую очередь, преодолеть недоверие людей, несколькими годами раньше оставленных на произвол судьбы, во власти многочисленных банд международных террористов и за эти годы привыкших жить в условиях разбойничьей вольницы, полагаясь лишь на самих себя.

Переориентация уже сформировавшегося общественного мнения в перечне политических технологий считается одним из самых сложных, ответственных и долгосрочных процессов. У Ахмат-Хаджи Кадырова ни разработанных технологий, ни времени на их реализацию не было. Военные действия нужно было останавливать, при этом нейтрализуя силы, стремящиеся их продолжать. «Моя цель – не остановить войну, а покончить с ней раз и навсегда», – эти слова очень точно и емко определили позицию и стратегию последующих действий Ахмат-Хаджи Кадырова.

Политического деятеля, патриота с истинной гражданской позицией отличает умение четко формулировать в ключевые моменты свою идею, убеждать людей в ее правильности, выражать свою политическую волю и сплачивать вокруг нее людей.

Значимость подобного проявления политической ответственности осознается, как правило, позже, по прошествии многих лет. Личности, проявившие готовность взять на себя ответственность за принятие ключевых решений в тяжелые для народа дни, становятся признанными лидерами при жизни и идеологическими ориентирами впоследствии. Именно такой личностью и являлся первый Президент Чеченской Республики Ахмат-Хаджи Кадыров.

В тяжелейших политических условиях, при полной экономической недееспособности республики Ахмат-Хаджи сумел наладить работу правительственных структур, вселил в души людей надежду на созидательное будущее. А коллективная надежда всегда рождает чувства ответственности и солидарности. Для того, чтобы окончательно нейтрализовать в республике силы, способные спровоцировать возобновление процесса политического и военного противостояния, необходимо было вернуть Чеченскую Республику в правовое поле Российской Федерации.

С этой целью была начата и в течение двух лет проведена в огромном объеме работа по подготовке всенародного референдума по принятию новой Конституции. И этот референдум, несмотря на всестороннее противодействие сепаратистских сил и их западных покровителей, 23 марта 2003 года состоялся.

В чеченской истории найдется не очень много событий подобного исторического значения. За Чеченской Республикой окончательно был закреплен статус полноправного субъекта Российской Федерации. Основные доводы сторонников сепаратизма о якобы отсутствии юридического основания, подтверждающего права российского государства считать Чечню частью своих территорий, отныне были отвергнуты – чеченцы на всенародном голосовании при подавляющем большинстве голосов подтвердили свое твердое решение жить и развиваться в содружестве народов России.

Современники Ахмат-Хаджи Кадырова уже дали достойную оценку его политической деятельности. Но, думается, политические аналитики, историки и исследователи еще не раз вернутся к изучению периода нашей истории, когда оглушенный войной и политической неразберихой народ стоял на перепутье с почти угасшей надеждой на земную справедливость, в своем страстном желании вернуться к мирной жизни, уповая лишь на милость Аллаха. И имя человека, без малейшего колебания взявшего на себя тяжкое бремя миротворца и национального лидера и сумевшего вывести свой народ из военной тьмы к свету мирного созидания, будет вечно стоять в числе ключевых фигур чеченской истории. Но цена, которую он заплатил за право взвалить на свои плечи тяжесть ответственности за свой народ, была очень высока.

Террористическая деятельность, взятая на вооружение ичкерийскими силами, стала основным методом их сопротивления федеральным силам и процессам установления на территории республики законных органов власти. С мощным пропагандистским и террористическим сопротивлением столкнулись чеченцы, решительно настроенные на действия по введению своей республики в правовое поле Российской Федерации.

Референдум, проведенный 23 марта 2003 года, выборы первого Президента Чеченской Республики, формирование ветвей законодательной и исполнительной власти поставили окончательную точку в вопросах политической ориентации народа. И продолжавшиеся террористические акты на территории республики, самым чудовищным из которых был взрыв, прозвучавший на грозненском стадионе «Динамо» 9 мая 2004 года и унесший жизнь первого Президента республики, героического сына чеченского народа, Героя России Ахмат-Хаджи Кадырова, были лишь тщетными попытками уходящего в небытие антинародного сепаратистского движения дестабилизировать обстановку в сделавшей свой исторический выбор республике.

За четырнадцать лет, прошедших после этого трагического события, было множество всплесков человеконенавистнической деятельности подпольного сепаратистского движения как на территории Чечни, так и за ее пределами. Но несравненно больше было в городах и селах республики трудового и творческого вдохновения, созидания, успехов и радости. Сегодня ни у кого нет сомнения в том, что чеченский народ не свернет с пути мира и созидания. Это поняли даже идеологи сепаратизма из числа бывших руководителей свергнутого режима и их европейские и американские покровители.

И как ни прискорбно признавать, что каждый взрыв или выстрел в спину ведет к человеческому горю и лишениям, тем не менее народ в своем созидательном труде достиг сегодня таких высот и добился таких успехов, что террористические акты в процветающей республике лишь свидетельствуют о бессильной злобе тех, кому не по нраву человеческое счастье, детская радость, спокойствие матерей и безмятежность стариков.

Нет у террористов будущего, ибо это люди, несущие смерть. Это люди мертвой идеи. И у чеченского народа есть, что противопоставить тем, кто пытается навязать ему подобные идеи. Это – уверенное сплочение вокруг своего национального лидера Рамзана Кадырова, чья роль в национальной истории еще не одно десятилетие будет изучаться как феномен, не имевший аналога.

Достижения Чеченской Республики за последнее десятилетие настолько грандиозны, что никак не воспринимаются как результат деятельности под руководством одной команды, причем, осуществленной за столь короткий срок. Подобные достижения характерны для периодов, совместимых с жизнью нескольких поколений, но никак не сроков, коротких даже для жизни одного человека.

Мы помним, что наш регион считался в недавнем прошлом самым проблемным в стране, а в настоящее время он является одним из самых успешных и безопасных. И это было достигнуто под руководством команды, принципы деятельности которой были заложены первым Президентом Чеченской Республики Ахмат-Хаджи Кадыровым. Деятельность этой команды приобрела максимальную динамику под руководством нынешнего Главы республики Рамзана Кадырова. Решения, принимаемые им, свидетельствуют о том, что его позиция – это позиция возглавляемого им народа.

Созидательные процессы в Чеченской Республике под руководством нынешнего Главы республики Рамзана Кадырова на протяжении последних без малого одиннадцати лет демонстрируют всем заинтересованным силам мира в первую очередь историческую прозорливость главы нашего государства, сделавшего единственно правильный выбор, и беззаветную любовь к своему народу наших национальных лидеров.

Восстановительные процессы, проводимые в республике под руководством Рамзана Кадырова, поднявшего из руин и пепла города и села республики, получили такой размах, что стали, без преувеличения, притчей во языцех, заставившей говорить о Чеченской Республике и ее народе как о средоточии невиданной сплоченности и трудолюбия.

В современной Чечне образование, духовность и здравоохранение – это приоритетные направления в деле формирования нового поколения, которому предстоит строить свою жизнь в мире со всеми окружающими народами.

Строительство и открытие новых школ, дорог, жилых домов и производственных сооружений в республике стали наряду с прочими одним из признаков нашей новой жизни. Каждое прогрессивное общество строит свою жизнь с расчетом благополучного обустройства жизни будущих поколений. Прогресс не стоит на месте, и будущее предстоит строить нашим детям. Деятельность, которая осуществляется в нашей республике, это тот благодатный огонь, который в будущем станет огнем созидания нашей культуры и нашего просвещения.

Национальный лидер Рамзан Ахматович Кадыров благодаря своим позитивным свершениям и бескомпромиссным политическим принципам снискал уважение не только среди граждан нашей республики, но и пользуется авторитетом далеко за ее пределами. Не зря он неоднократно признавался многими аналитическими службами самым цитируемым и популярным среди региональных руководителей. Также о многом говорит признание его заслуг политиками мирового уровня: к примеру, на Ближнем Востоке политические деятели и религиозные лидеры не единожды выражали свое уважение личности и признательность позициям Рамзана Кадырова. К слову сказать, активное сотрудничество Главы Чеченской Республики с религиозными деятелями нашего региона, государства в целом и стран арабского мира обеспечило ему позиции, отвечающие требованиям связующего звена между Россией и Ближним Востоком. Это обстоятельство принимает особенно актуальное значение при современной кризисной обстановке во многих странах арабского Востока.

Десять с лишним лет назад на долю самого молодого регионального руководителя Российской Федерации досталась самая сложная задача: Чеченская Республика, пытавшаяся выкарабкаться из многолетнего политического кризиса, представляла собой, на общий взгляд, практически совершенно неразрешимую проблему. Экономика и инфраструктура республики была не просто разрушена – она полностью отсутствовала. И за период руководства Рамзана Кадырова Чеченская Республика превратилась в один из самых безопасных для проживания, привлекательных для инвестирования, цветущих и динамично развивающихся регионов страны.

При всей степени плодотворного энтузиазма трудящихся республики, нельзя не признать, что во всех позитивных процессах немалую долю берет на себя ее руководитель: именно от умения поставить правильные политические и экономические акценты в деле восстановления и созидания зависит во многом конечный результат.

Есть категория общественного развития, которая всеми политическими течениями воспринимается положительно, независимо от их направленности, тактических и стратегических целей и методов их достижения. Эта категория – образование. Пользу учения признают практически все политические движения, за редким исключением. В человеческой цивилизации нет ни одной политической силы, кроме крайне ограниченных, фанатичных, ортодоксальных течений, отвергающих или, по крайней мере, не признающих пользу образования. Любая политическая сила, хоть в малейшей степени выражающая претензию заявлять о себе в окружающем мире с позитивных позиций, воспринимает и пропагандирует образование и науку как приоритетное направление в перечне своих целей.

С начала 90-х годов образование в Чечне подверглось очень сильной трансформации, соответствовавшей всем остальным изменениям общества перестроечного периода, а с осени 1991 года политическая и экономическая вакханалия, охватившая чеченское общество, ввергла просвещение в бездну, выход из которой был найден лишь спустя долгие десять лет.

После назначения на должность Главы Администрации Чеченской Республики Ахмат-Хаджи Кадырова летом 2000 года, в бесчисленном перечне наиважнейших задач одной из первостепенных неотложных проблем значилась проблема запуска и обеспечения первоначального функционирования системы республиканского образования. «Учитель создает нацию», – эти слова Ахмат-Хаджи Кадырова, выражающие всю значимость, придаваемую им воспитательной и обучающей деятельности педагогических работников, стали крылатыми. Восстановительный процесс в школах республики начался еще в те дни, когда очаги сопротивления в некоторых населенных пунктах не были ликвидированы. Тот период в числе прочего характеризовался интенсивными восстановительно-строительными работами. Но нередки были случаи, когда радость от только что завершившихся восстановительных работ омрачалась горечью того, что боевиками, продолжающими сопротивление, сжигались или взрывались отремонтированные школы. Однако упорство и решимость, продемонстрированные властью в этом вопросе, как и в других начавшихся позитивных процессах, через считанные месяцы сделали эти процессы необратимыми.

Министр образования и науки Российской Федерации Дмитрий Ливанов, еще в те годы, в ходе своего визита в нашу республику заявил: «Строительство новых школ — одна из самых актуальных задач в сфере образования, которую нужно здесь решить. Принято решение о начале масштабной программы строительства школ, фактически за два года будет построено около 50 новых школьных зданий. Таких темпов строительства нет ни в одном регионе страны».

Глава республики Рамзан Кадыров тогда же сказал: «Я думаю, через пару лет мы решим все проблемные вопросы и поднимем на новый уровень сферу образования».

У жителей республики было немало поводов, чтобы убедиться, что слова нашего руководителя с делом не расходится.

Молодому поколению в республике уделяется не меньше внимания, чем остальным позитивным процессам. Концепция духовно-нравственного воспитания молодежи, принятая по инициативе Главы республики и взятая на вооружение всеми структурами, отвечающими за работу с подрастающим поколением – в первую очередь, Министерством Чеченской Республики по делам молодежи, – является основным инструментом в этом ответственном деле. Наряду с работой по пропаганде этических норм поведения, соответствующих требованиям национального менталитета, проводники молодежной политики, опираясь на традиционные методы сотрудничества с духовенством и Советами старейшин, решают такие серьезные проблемы, как наркомания и алкоголизм среди молодежи. Благодаря жестким, волевым действиям Главы республики и его команды изжиты в молодежной среде такие порочные явления, как умыкание невест, получившее небывалый размах в период кризиса 90-х. Проблема молодежной преступности в республике сведена к минимальным показателям, о которых невозможно было мечтать в предыдущие годы.

Проблемы, связанные с преступностью, решаются не только относительно к молодежной среде. В республике на протяжении уже нескольких лет такие преступления, как угон автотранспорта, находятся на нулевых показателях.

За годы военного противостояния чеченское общество было подвержено многим грубым нарушениям народных нравственных установок. Оказавшись в условиях отсутствия действенной официальной власти, отсутствия правоохранительных органов и защиты с их стороны, лишившись средств к существованию и подвергшись всем разрушительным явлениям военного времени, чеченский народ был отдан на откуп многочисленным бандформированиям. В условиях полного безвластия убийство людей и их исчезновение стали в республике страшной обыденностью, и требования древних адатов поставили народ на уровень средневекового социального регулирования. Не удивительно, что по прошествии этих страшных лет над многими тейпами Чечни нависла мрачная тень кровной мести. Рамзан Кадыров, опираясь на духовенство, очень ответственно и серьезно подошел к этой проблеме. Кампания по примирению кровников стала одной из самых принципиальных задач, поставленных Рамзаном Кадыровым и имевших колоссальное морально-нравственное значение для чеченцев.

В чеченском обществе, полтора десятилетия вынужденном находиться в жесточайшей изоляции от окружающего мира, за эти годы выросло и возмужало новое поколение. Взросление это проходило в условиях, когда мировоззрение формируется на фоне постоянной реальной угрозы жизни и безопасности. Это обстоятельство, пожалуй, является главной причиной наиболее катастрофических последствий деформации нашего социума конца прошлого века. В результате этих последствий представители молодого поколения, только вступавшие в самостоятельную сознательную жизнь, в подавляющем большинстве воспринимали окружающий мир и иные народы если не враждебно, то, по крайней мере, крайне отчужденно. Окружающий мир долгие годы отвечал нам тем же.

Изменение имиджа нашей республики в глазах народов России и мира в позитивную сторону должно было стать показателем признания значимости мирных процессов в Чечне. И народы России оценили их. Сегодня все политические эксперты, включая и тех, кого трудно заподозрить в симпатиях к нам, признают, что именно в Чеченской Республике сломан хребет международному терроризму в России, что героизм и самоотверженность сотрудников правоохранительной системы Чечни отстояли и укрепили южные рубежи нашего государства и ежедневно демонстрируют свою готовность отдать жизнь во имя цели, которой они служат.

Менталитет нашего народа формировался многие века в условиях суровых и, порой, жестоких. И система национального этикета, освященная признанием многих поколений, – это необходимость, обеспечивавшая жизнь в этих условиях.

Но мы сегодня все осознаем, что живем в многоликом и разноязыком мире, и от умения ладить с этим миром зависит наше будущее. А будущее для нас не менее важно, чем прошлое.

Все политические, экономические и социальные процессы в любом регионе и вектор их направленности, без сомнения, зависят от позиций и принципиальности руководителя этих процессов. Чеченский народ уверенно занимает в содружестве народов России ту позицию, которую заслуживает динамикой своих устремлений. И это заслуга во многом принадлежит ее лидеру. Политическая инициатива идущих впереди во все времена предопределяла статус возглавляемых ими народов.

 

Муса Магомадов

№ 21 (3014)

Добавить комментарий