Он выполнил свой сыновний долг!

Э.Тимаев и А. Юсупхаджиев9 января исполнилось 59 лет со дня издания Указа Президиума Верховного Совета СССР «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР». Этот день ознаменован для чеченцев как возвращение отобранной родины и окончание 13-летней ссылки. Это возврат украденного у народа счастья жить на исконной земле своих предков, новое возрождение чеченской нации в равноправном единстве с другими народами, многонациональной страны.

Есть ли на планете Земля вторая такая нация, на долю которой выпало столько несчастий, бед и испытаний, и которая так, как чеченцы, способна стойко переносить тяготы, лишения и неоднократно восставать, вновь возрождаться из пепла и руин?!

В настоящем благодаря мудрой политике А-Х. Кадырова и его сына Рамзана Кадырова чеченский народ зажил новой мирной и созидательной жизнью.

Но… Неизлечимой раной, мрачными воспоминаниями остались в душах чеченского народа 13 лет, проведенные в депортации. И больше они связаны с тем, что у многих людей старшего поколения в казахстанской и киргизской землях навечно остались покоиться близкие родственники. К ним давно заросли тропинки и дорожки, никто не навещает их могил, да и могилы заросли бурьяном и сравнялись с землей.

По воспоминаниям старших, обочины путей, по которым двигались товарные вагоны со спецпереселенцами, от Чечни до конечных пунктов, были усеяны сотнями трупов, умерших в следовании и насильственно изъятых из вагонов и брошенных в снег на съедение волкам и шакалам. А по прибытии на место, от холода, голода и свирепствовавшего тифа в одну ночь умирало столько людей, что за весь следующий день не успевали похоронить.

Во всех местах поселения чеченцев образовались мусульманские кладбища. Пока родственники похороненных жили в этих местах, за кладбищами был уход, они содержались в опрятности.

В настоящем, сколько в Казахстане и Киргизии чеченских кладбищ никто не знает. Многие из них заброшены и разорены.

Но об одном таком кладбище, где похоронено пятеро членов семьи Юсупхаджиевых всегда помнил и время от времени навещал житель Грозного Аюб Юсупхаджиев. Он недавно побывал в нашей редакции и рассказал об увековечении памяти похороненных чеченцев в одном из сел Кустанайской области.

102_5045Аюбу Юсупхаджиеву было от роду три года, когда холодным февральским утром 1944 года, он, признанный врагом народа, вместе с родителями был выслан на явную смерть. Как рассказывает Аюб, он не помнит дня выселения, но зато хорошо запечатлелись в его детской памяти холод, голод и лишения тех первых лет пребывания на чужой земле.

Их семья оказалась в селе Александровка Кустанайской области, где морозы доходили до сорока и более градусов.

Рассказывает Аюб:

– Помимо чеченцев в селе проживали депортированные немцы и русские с Поволжья. Они с сочувствием относились к вновь прибывшим спецпереселенцам. Но помочь не могли, так как сами голодали. Мы питались всем, что попадалось и можно было пережевать во рту. Кроме осоки, ели всю траву, что произрастала из земли по весне. Родители прессовали шелуху семечек, долго варили и давали нам, чтобы мы не плакали от голода.

Этот голод и болезни с первых дней давали о себе знать. В нашей семье сначала умерли бабушка по отцу, мои брат и сестра, умерла и бабушка по матери. Затем умерла наша мама. Все они похоронены на кладбище в селе Александровка.

В 1956 году, когда только-только началась «оттепель», еще до выхода указа, оставшиеся в живых члены нашей семьи с другими 13 семьями вернулись в село Агишты Веденского района, на свою историческую родину.

Я окончил школу, техническое училище, работал на химическом комбинате Грозного, отслужил положенный военный срок, затем занимался различными строительными работами. Избирался главой села Агишты.

Шли годы. Но меня всегда преследовала мысль о том, что на чужбине, всеми забытыми остались мне близкие люди. Желание посетить их могилы с годами все больше и больше гложило меня. Особые чувства у меня были к матери, которая умерла в 51 году, и я её хорошо помню. Даже умирая, она молила Аллаха протянуть её жизнь до дня, чтобы хоть одним глазом увидеть места, где родилась и прошли лучшие её годы. Но этому не суждено было сбыться…Я до сих пор завидую тем, у кого жива мама…

После возвращения на родину, Аюб впервые поехал в Александровку в 1979 году. Затем через каждые 4-5 лет ездил еще несколько раз. Он говорит, что после поездки на могилы своих родственников чувствовал какое-то душевное облегчение, исполненности долга.

В очередную поездку, было это в 90-е годы, Аюб обнаружил, что в селе не осталось ни одного чеченца – последняя семья выехала в 1980 году, а кладбище разрушено. От бывших могильных холмов не осталось и следа, а рядом планировалось строительство овощехранилища с захватом части территории кладбища.

Аюб начал бить во все колокола, начиная с администрации седа и района и добился, что план застройки был перенесен чуть далее.

Решив во что бы ни стало восстановить кладбище, Аюб начал собирать сведения о захороненных здесь людях. Получилось около 50 имен. Надо было установить ограду, памятные плиты. Но помочь Аюбу было некому, а сам он к этому времени был уже пенсионером, не хватало средств.

Он написал письмо Президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву с просьбой помочь увековечить память родственников и земляков. Вскоре Аюб получил ответ и приглашение приехать в Александровку, что он и сделал незамедлительно.

Рассказывает Аюб:

– Там меня уже ждали и встречали. Радовало и внушало надежду то, что с первых минут я почувствовал поддержку властей и понимание чечено-ингушского национально-культурного центра «Вайнах» в лице его председателя Эльбруса Тимаева. В течение двух недель было полностью восстановлено и металлическим забором огорожено кладбище, возведен монумент, в центре которого установлена мраморная плита с высеченными на ней именами покоящихся здесь людей. Все расходы, связанные с восстановительными работами и возведением мемориала, взял на себя Эльбрус. Дела реза хуьлда цунна!

– Хочется выразить огромную благодарность, – продолжает Аюб, – Президенту Республики Казахстан Нурсултану Назарбаеву, представителям администрации области и моим соотечественникам. Я горд тем, что с помощью таких достойных, благородных и щедрых людей мне удалось восстановить кладбище моих близких! Это было делом всей моей сознательной жизни!

В Александровке Аюб был в последний раз в 2014 году. В этот раз с помощью Э. Тимаева над мемориальной плитой соорудили навес, чтобы он не подвергался разрушению от дождя и снега.

Весной этого года Аюб снова собирается посетить Александровку – у него с Эльбрусом есть договоренность: у каждой могилы посадить саженцы. Не по одному, а по два рядышком, для уверенности, что один из них обязательно примется, превратится в дерево и будет напоминать, что здесь захоронены и покоятся изгнанные с родных мест чеченцы.

Поступок Аюба Юсупхаджиева еще раз напоминает нам, как нужно чтить память о своих предках, выполнять свой сыновний долг.

 

Малика Абалаева

№36 (2720)

Добавить комментарий