Жизнь по большому счету

Искусство — сфера высокой жизнедеятельности человека. И если звезды зажигаются на этом небосклоне, они не гаснут, как гаснут по истечении срока лампочки, ввинченные на утеху публике здесь и сейчас.

Имран — Усманов певец, поэт и композитор — принадлежит к той яркой плеяде артистов, составляющих золотой фонд песенной культуры чеченского народа.

Отечество оценило творческую деятельность И. Усманова: заслуженный артист ЧР, академик Международной академии духовного единства, почетный профессор Чеченского Государственного педагогического института, обладатель медалей «Маршал Жуков», «За заслуги перед Отечеством», «За трудовое отличие» и др. Но самое главное, он настоящий народный артист и народный любимец.

Его первая, сразу ставшая одной из самых популярных песен того времени, — общеизвестная «Малика». Впервые исполненная земляком Усманова Бекой Эльмурзаевым, она на несколько лет опередила славу и популярность самого автора. Мало кто верил, что быстро ставшая народным хитом песня принадлежит 16-летнему юноше. Но знали о его таланте и верили в него односельчане – дорогие сердцу ножайюртовцы. Примерно в эти годы молодой, но способный и многообещающий студент физико-математического факультета, ныне известный профессор физико-математических наук Райком Дадашев пригласил никому не известного Имрана Усманова в Чечено-Ингушский университет для создания инструментального и танцевального ансамблей. Деятельность Имрана увенчалась успехом, и в 1970 году университет занял 1 место в фестивале «Студенческая весна». (Бывшие студенты 70-80-х помнят, на каком уровне проходило это ежегодное мероприятие и какой резонанс имело в жизни студентов республики).

После «Малики», следующей, тоже сразу подхваченной слушателями песней, стала лиричная «Дагмара», исполненная уже самим Имраном, учащимся Грозненского музыкального училища. В музыкальное училище Усманов поступил по окончании школы. Проучившись там год, юноша уходит служить в ряды Советской Армии, а по возвращении продолжает учебу. В армии у Имрана появилась возможность попробовать свои вокальные способности. Именно там определилось основное направление его творчества. Поэтому следующим этапом образования после училища стал Ростовский музыкальный педагогический институт, класс «Сольное пение».

После 5-ти лет успешной учебы Имран возвращается в республику и становится руководителем известного ансамбля «Илли». Каждое новое творение И. Усманова — это откровение – гимн прожитому этапу жизни. Как трогателен и лиричен образ детства в его песне «Бералла»! «Ченаш кегийна, мачаш яйина, йьолхуш лела те, хьо сан бералла?». Несколько странным для молодого тогда Имрана, но все же понятным, звучит его ностальгическое обращение к молодости «lодикайойла хьа, дайоьду къона хан… Ас санна сий ца деш, 1азапехь йага еш кхечо хьо йойъур ю – кхоам бу хьа!».

Это умение взглянуть даже на сегодняшнее событие как бы издалека, со стороны – свойство думающего и тонко чувствующего человека. Только при таком взгляде стираются случайные черты.

— Я всегда старался жить по большому счету, — говорит Имран. — Людям искусства необходимо ставить очень высокие планки для себя и постоянно стремиться к ним. Совершать большие, хорошие поступки, думать о великих делах, остерегаться мелкого, суетного.

Пожалуй, так оно и есть. Можно, конечно, выявить способную молодежь и наштамповать на «Фабрике звезд» неплохих исполнителей, но настоящего артиста без большой, щедрой души – не получится.

В стихах Имрана – красота человеческих отношений, благородство, философское осмысление всего того, что нам посылает Бог. Требовательное отношение к литературному содержанию, своих ли стихов, или других авторов, — одно из составляющих успеха его песен.

— Я никогда не пою песен, в которых есть хоть что-нибудь, с чем я не согласен, — говорит он… Песня «День Победы», исполненная Усмановым к 40-летию победы в Великой Отечественной войне, песня «Журавли» на стихи Р. Гамзатова, безусловно, близки мироощущению самого певца. Эти песни, текст которых он сам и перевел, замечательно зазвучали на чеченском языке. Как в свое время замечательно вписались стихи М-С. Гадаева «Звуки гитары», в казалось бы, не совсем традиционный для чеченского музыкального искусства жанр – романс. Он был написан Имраном для исполнения на выпускном экзамене в Ростовском институте. Поистине, настоящее искусство не знает границ. И «Песня неополитанской девушки» тоже в переводе Усманова с русского языка на чеченский и русские народные песни в исполнении певца передают дух и характер того народа, кому принадлежат эти шедевры.

Просматривая видео с домашнего архива Усмановых, меня заинтересовала одна запись, сделанная в одном из российских регионов. Небольшая сцена установлена в открытой местности. Зрители, собравшиеся по поводу какого-то торжества, ведут оживленные беседы меж собой. На объявление неизвестного для них певца из Чеченской Республики реагируют вяло. Но когда на сцену выходит Имран, и окрестности далеко оглашает его красивый и сильный баритон, раздольно и щедро разлившийся в песне «Вдоль по Питерской», все взоры с удивлением и восторгом устремляются к нему.

Журналист, искусствовед Аднан Яхьяев много лет назад писал об И. Усманове: «Он — вокалист, голос которого не спутаешь ни с каким другим. Его баритон ласкает слух любителей музыки уже три десятка лет. Он поет свои песни. В них есть все – и мелодия, и философия стиха. Только такие песни имеют право на долгую жизнь. И живут его «Малика» и «Дагмара», песня «О друге» и родном селе Ножай-Юрт».

И. Усманов – член Союза писателей России. Его первый поэтический сборник «Геналло хьегийна» должен был выйти в печально известном декабре 1994 года, но в типографию попала бомба, и уцелевшие в этом кошмаре стихи были собраны и изданы позже. Через 14 лет вышел второй сборник «К1айн дуьне», готовится к печати еще один сборник поэта.

Чеченская «свадьба в Малиновке»

«Юмор – это дар сердца, — сказал кто-то из знаменитых, — сама добродетель, исходящая из богато одаренного сердца». Именно богато одаренная натура Имрана Усманова — с его любовью к людям, сочным народным юмором, философским умением быть выше ситуации, стала причиной 2-го рождения знаменитых советских киношедевров, но уже на чеченском языке, в очень вольном переводе Усманова: «Свадьба в Малиновке», «Иван Васильевич меняет профессию». Видеозапись фильма «Свадьба в Малиновке» появилась в начале 90-х. Это был, как мы помним, трудный период не только в экономическом плане.На фоне раскола чеченского народа на наших и не совсем наших — это порождало отчаяние, озлобленность. Но в единодушном восприятии и симпатии к фильму с новым текстом, сразу разобранным на цитаты, в душах людей исчезала эта пропасть отчуждения, озлобленности. Не зря же говорят, что смех лечит. И еще. Надо было обладать определенным мужеством, чтобы так незавуалированно посмеяться над новоявленными диктаторами. Но агрессивной реакции со стороны новой власти не последовало. Настоящий народный смех – он без сарказма.

В разговоре с Имраном я упомянула о фильмах только лишь из чувства благодарности за эту поддержку для чеченцев в сложное время: что нового можно услышать или спросить на давно всем известную тему?! И немножечко удивилась, услышав признание автора: «Я очень благодарен зрителям за то, что они поняли и приняли все. И не только поняли, но и дофантазировали». Да. Всякое творчество теряет смысл, если не встречает откликов в чьей-то душе. «Как-то раз в Обществе слепых со мной разговорилась одна женщина, — делится Имран. – Она рассказала, что в войну погибла вся ее семья. На несколько минут женщина побежала за чем-то к соседям, в этот момент начался обстрел и в ее дом попал снаряд. Она единственная из семьи уцелела. «Мне не хотелось жить, — говорила она. Однако время постепенно залечивает раны. Пока не настал твой срок – надо жить, быть кому-то полезным. Я вернулась к жизни благодаря этому фильму в новой интерпретации».

«Работа над фильмом была очень кропотливой. Приходилось переписывать, возвращаться назад. С тогдашней техникой это было намного сложней. Сегодня на компьютерах проще, конечно. Озвучивали всей семьей: брат Ильман, сестра Нуржан… Нурьяна, правда, не участвовала. Когда нам не хватало голосов, мы привлекали соседей, зашедших по тому или иному делу, гостей», — вспоминает Имран.

— В целом текст был обозначен, но чаще импровизировали на ходу, использовали свои домашние шутки. К примеру, у нашего отца была привычка о каком-то своем недуге говорить: «У меня воспален дрогательный нерв». Мы объясняли, что такого термина нет в медицине. Потом, просматривая наш фильм, и услышав на чеченском фразу Попандопалы: «Не стреляйте, у меня воспаление дрогательного нерва», отец, считая, что перевод соответствует оригиналу, воскликнул торжествующе: «Ну вот, видите, и здесь о том же! А вы говорили, что такого нерва нет».

…Чистый, искренний смех звучит в доме Усмановых. Такой смех присущ лишь чистым душам. Честность, трудолюбие, заботливое отношение к друг другу… Такими их воспитали родители – отец Герман и мать Ризман (Дала гечдойла царна!). Легкие шалости прощались детям – главное достойно парировать — остроумно, смешно. А жизнь, конечно же, не всегда баловала. Как и всех, впрочем. И потери, и личные невзгоды, и общие с народом несчастья. Но у Имрана есть принцип, выраженный словами Дейла Карнеги: «Принимай легко то, что неизбежно». В далеком теперь 92-м Имран написал их в тюремном подвале, в котором по прихоти дудаевских приспешников провел 12 дней.

– В жизни надо быть готовым к любому удару. Я всегда считал, что могу достойно встретить любое несчастье, — говорит он. — Вот только с болезнью трудно бороться. И смерть не подвластна. Что же касается жизни – она мудрее нас. Надо помнить об этом. Почему-то считается, что на удар надо отвечать ударом… А правильнее простить… Жизнь сама все ставит на свои места.

Мудрость – это тоже богатство. А еще большее богатство – любовь и признательность окружающих тебя людей. И служение им – талантом, ниспосланным свыше. Других богатств у Имрана не было.

Да. Лампочки нужно — вкручивать, раскручивать… А звезды зажигаются и горят, не одному поколению даря свет добра и красоты.

Роза Цакаева

№ 39-40 (2223)

Добавить комментарий