Судьбы моей шипы и розы…

Почти каждый из родных, близких и коллег Зины Арсанукаевой, с которыми мне довелось беседовать о ней, подчеркивал ее чувство такта, порядочность, мудрость. «У кого же ты училась мудрости?» — спросила я у нее. «Какой-то философ, не помню имени, на этот вопрос ответил, что учился мудрости у слепых: они, пока не обследуют место, куда им предстоит ступить, не сделают шагу. А я еще училась мудрости у своих родителей», — ответила она.

Во время отдыха в КисловодскеИ у них было, чему поучиться. Люди, с ранних лет знавшие их, говорили, что никогда не слышали, чтобы они хоть с кем-то говорили на повышенных тонах. Ни Мовлид, отец Зины, ни ее мать Зайнап ни разу не прикрикнули даже на детей, а уж меж собой… про них говорят, они проворковали всю жизнь, как голубки. И это при том, что оба до конца дней своих оставались людьми удивительной честности и прямоты.

Тех, кто не знал их смолоду, удивляло, почему он – представитель знатного рода, сын зажиточного и всеми почитаемого во всей округе Бокри Мажиева, высокий и статный красавец женился на хрупкой девушке, единственными драгоценностями которой были прекрасные глаза цвета темного шоколада. Но была у девушки и другая драгоценность, о которой знали только близкие, – светлая, возвышенная душа, и эту драгоценность жених ценил больше всего. Мовлид, человек по старым временам весьма образованный – окончил Буйнакский финансовый техникум и Орджоникидзевский сельскохозяйственный институт – занимал самые престижные должности: до выселения работал председателем райисполкома Ачхой-Мартановского района, входил в руководящее звено в городах Сос-Тюбе и Чимкенте, где довелось жить в годы депортации. Принимал самое активное участие в реабилитации чеченского народа. После возвращения на историческую родину работал заведующим райфо, затем – заместителем председателя РИК. Зайнап, хоть институтов не кончала, слыла среди людей женщиной умной и мудрой, к которой шли за советом и с мнением которой считались. Она была домохозяйкой, матерью семерых детей, которых она воспитала достойными людьми. В семье был культ труда и учебы. Все дети четы Бакриевых – Сайд-Ахмед, Зина, Леча, Пирдоз, Бирлант, Сайд-Эми, Роза — получили высшее образование, все выросли на традициях и обычаях народа. Каждый из них перенял у родителей «язык дипломатии», их мудрость и терпеливость. Эти качества были для них всегда путеводными и никогда не подводили их.

— Я благодарна своим родителям за то, что они так много мне дали, — говорит Зина. – Их наставления, их мудрые советы не раз выручали меня в жизни. Отец с матерью словно незримо присутствуют рядом со мной в трудные минуты и помогают принимать верные решения.

Язык дипломатии, стремление помочь людям, подчеркнуто уважительное отношение к старшим – все это, бесспорно, помогает Зине и в ее сегодняшней трудовой деятельности, ведь она является начальником отдела по работе с обращениями граждан мэрии гор. Грозного. Должность хлопотная, трудная, требующая максимума внимания, такта, доброжелательности, но с ее характером можно справиться и с задачей посложнее.

— В прошлом году с устными или письменными обращениями к нам на прием поступило более 85 тысяч человек, — рассказывает Зина. – Мэром города Исламом Вахаевичем Кадыровым на приемах граждан по личным вопросам принято более 300 человек. 36 % их проблем решены положительно. Это стало возможно благодаря поддержке Главы ЧР Рамзана Ахматовича Кадырова и Республиканского фонда имени Ахмат-Хаджи Кадырова. Для более полного, всестороннего рассмотрения жалоб и с целью быстрого реагирования на приемы приглашаются руководители Департамента жилищной политики, здравоохранения и образования, комитета земельно-имущественных отношений, комитета архитектуры и строительства, комитета городского хозяйства, руководители структурных подразделений мэрии. Это позволяет нам решать некоторые вопросы на месте. Кстати, несмотря на его загруженность и занятость, наш мэр после совершения рузбан-намаза раз в месяц по предварительной записи ведет так называемые пятничные приемы в районных префектурах.

Огромный объем работы достается и отделу по работе с обращениями граждан. За день до приема заместителям мэра предоставляются специального образца карточки с содержанием вопросов граждан, чтобы на приеме мэр имел под рукой полную информацию, необходимую для решения вопроса.

— Что же привлекательного в такой трудной, кропотливой и ответственной работе?
— А привлекает то, что хоть какую-то помощь людям могу оказать. Я там и психолог, и консультант, и стрелочник (смеется). Чувствую себя нужной. Бывает, реально ничем помочь не можешь, но поговоришь, объяснишь суть вопроса, направишь человека на верный путь, чтобы не блуждал по миру отписок – и вроде уже легче становится, лучше понимаем друг друга.

Работа для Зины все: и необходимость, и бегство от одиночества (хоть и временного), и отдушина. Так получилось, что в городе никто из ее семьи в настоящее время не живет, и она заполняет жизненное пространство решением чужих проблем. А их пока хватает.

В отдел обращаются и по телефону доверия. А в настоящее время в мэрии налажена работа единой дежурной диспетчерской службы. Здесь круглосуточно отвечают на звонки, на которые безотлагательно реагируют комитеты городского хозяйства. В конечном итоге все вопросы решаются положительно, но сроки их выполнения зависят от сложности проблем.

1965 год – знаменательный в ее жизни: окончила Ачхой-Мартановскую СШ № 1, поступила на географический факультет заочного отделения ЧИГУ, стала учительницей в местной школе. А самое главное — познакомилась с одним из самых завидных женихов на селе – выпускником Саратовского юридического института Дадой Арсанукаевым. Он тогда был стажером-следователем прокуратуры ст. Орджоникидзевская. Избалованная вниманием поклонников, Зина не особо дорожила их знаками внимания. А тут что-то зацепило, хотя встреча прошла без особой романтики – их познакомили родственники. Однако с самого начала это был союз, обреченный на успех: он был одним из видных женихов, она — одной из престижных невест на селе, дочерью самых достойных родителей. Не зря после своего первого свидания с ней он сказал своим друзьям: «Ц1арна ц1е яхначу Бокрин Мовлидан йо1ца ирахь 1ийна вог1у со». Так эта хрупкая девушка с тонкой талией и большими шоколадными глазами стала женой Дады. Вскоре после женитьбы Арсанукаева за успехи в работе перевели в прокуратуру республики, где он поначалу работал следователем прокуратуры, потом занимал ответственные посты в прокуратурах Заводского и Старопромысловского районов, имел награды, грамоты, получал внеочередные звания.

После переезда в гор. Грозный Зина работала на станции юннатов руководителем кружка, потом директором станции. С 1985 года до начала военных действий она – инспектор по школам Грозненского районо.

Шли годы. Они превратили ее из хрупкой девушки в красивую статную женщину – избранницу судьбы: в семье росли две замечательные дочери — Зарема и Лейла, муж баловал ее, был заботливым отцом для девочек. Они вместе объездили и облюбовали все сколько-нибудь интересные уголки в республике и далеко за ее пределами – где они только ни побывали! Словно чувствуя, что ему мало осталось, он старался как можно больше показать им мир, подарить радость, оставить о себе добрую память.

Дада безмерно любил дочерей, но Зина знала, как он хочет иметь наследника, хотя тщательно скрывает это от нее. У них рождались мальчишки, но они покидали мир еще в младенчестве, — по словам врачей, из-за резус-несовмесимости с матерью. И когда уже казалось, что надежды никакой нет, у них родился еще один мальчик, которого нарекли Рустамом. После фильмов «Сказание о Рустаме», «Рустам и Сухраб» это имя было очень популярным. Однако нарадоваться на сына Дада не успел – он умер, когда малышу едва исполнилось два года. Сколько было их, этих потерь потом – неисчислимых и жестоких по своей сути, рвавших сердце на части? И как только оно все выдержало? Ушел из жизни отец. Ушел, как и жил, достойно. Жестокая болезнь забрала его жизнь, но не поставила его на колени. Невзирая на страшные боли, он не издал ни одной жалобы, ни одного стона. Когда я в те дни зашла к ним навестить больного, Зайнап (мы звали ее ласково Напи) стирала его старые вещи, в которых он перед болезнью работал в саду. «Неужели он больше не наденет их?» — спросила она и отвернулась, чтобы скрыть слезы. Мы обнялись и заплакали обе, мучимые тяжелым предчувствием. Мовлид так и не оправился от той болезни. Его оплакивало все село, ибо это была наша общая потеря. Вслед за своим голубком ушла из жизни и Зайнап.

Жизнь, как непредсказуемый игрок, тасует наши судьбы, то разбрасывая их, точно карты, то собирая в колоду. Войны и разные неурядицы разметали по разным городам и некоторых Бакриевых. Покинул когда-то родные пенаты и старший сын Мовлида и Зайнап – Сайд-Ахмед. Но чем старше мы становимся, тем сильнее нас тянет домой. Потянуло и его. Начал строиться. Не дом – красивейший замок воздвиг. Однако пожить в нем Сайд-Ахмеду не довелось. Дала декъалбойла уьш массо а!

— Не знаю, откуда берутся силы жить после таких потерь, — говорит Зина. – Наверное, мы черпаем их у своих детей, своих внуков. Они как бы становятся смыслом нашей жизни.

Наверное, это так. Старшая дочь Зины Зарема окончила Пятигорский фармацевтический институт, занимается предпринимательской деятельностью. Замужем. Ее муж Шарпуди Джунидов, бывший игрок футбольной команды «Терек», ныне – заместитель генерального директора «Терека». У супружеской четы растут двое сыновей – Хасан и Ислам. Хасан пошел по стопам отца – занимается профессиональным футболом. Второй сын пока учится в школе.

Определилась в жизни и вторая дочь Зины – Лейла. Она окончила ЧГУ, нашла парня по душе, вышла замуж. Ее избранник Асламбек Балаев – работает помощником заместителя председателя Правительства ЧР. У супружеской четы тоже растут двое сыновей. Тимур и Муслим пока школьники. Старший из братьев всерьез увлечен футболом, как и его двоюродный брат Хасан.

Вырос и Рустам. Он закончил Московский институт искусства, экономики и права по специальности — юриспруденция, определился с работой, — словом, пошел по стопам отца. Хотя, к огорчению матери, особого желания заниматься юриспруденцией не испытывает. Это скорее дань памяти отца.

— Зина, чем вы предпочитаете заниматься в свободное время?
— А оно бывает? Давно хочется почитать какую-нибудь хорошую, интересную книгу, но пока это запредельная мечта.

— Какие цветы вы любите?
— Полевые.

— Самый памятный букет, который вам преподнесли?
— Когда мы отдыхали в Кисловодске, муж поставил передо мной целую корзину моих любимых роз. Их запах я помню до сих пор.

— Любимый писатель?
— Стендаль.

— Любимый цвет?
— Черный.

— Какие качества цените в женщине?
— Благородство, скромность, мудрость.

— А в мужчине?
— Мужество, чувство ответственности, умение держать слово.

— Если бы могли, что бы изменили в своей жизни?
— Наверное, ничего. С родителями мне очень повезло. У меня хорошие дети – всем матерям пожелаю таких, у меня лучшие на свете внуки – мы с ними большие друзья. Мне повезло с работой, с коллективом: здесь меня любят и ценят, чему я несказанно рада. Я плачу им взаимностью. Единственно, о чем сожалею, — сыновей теряла новорожденными. Если бы можно было их всех вырастить…
Коллеги, рассказывая о Зине, подчеркивали: если приходят очень взвинченные, нервные посетители, их посылают к Зине. Уж она-то сумеет успокоить и умиротворить их. Ведь ей на помощь всегда приходят врожденная дипломатичность отца и мудрость матери.
— Когда мне приходится решать какой-нибудь серьезный вопрос, я всегда представляю себе: если бы я спросила у матери, что бы она ответила? Так и учусь жить по ее мудрости…

Умиша Идрисова

№ 39-40 (2223)

Добавить комментарий