«Можно читать Маркса, но лучше хотя бы раз приехать в Грозный»

«Можно читать Маркса, но лучше хотя бы раз приехать в Грозный» Приближается одна из самых значимых дат в новейшей истории Чеченской Республики – 23 марта 2003 года. День принятия Конституции на всенародном референдуме. В этой связи представители органов власти, общественности охотно делятся своими воспоминаниями, оценками этого события. Предлагаем вниманию читателей интервью с председателем Комитета по законодательству, государственному строительству и местному самоуправлению Парламента ЧР Р.А. Лечхаджиевым.

— Рамзан Абдулаевич, Вы активный участник многих общественно-политических событий в нашей республике. На Ваш взгляд, была ли альтернатива референдуму, который прошел 23 марта 2003 года, в рамках урегулирования конфликта в Чеченской Республике?

— Для этого сначала надо отметить важные моменты из предыстории этого события. Это был период, когда в Чечне царил хаос, а ситуацией всецело правила военная машина. В такой сложной обстановке Ахмат-Хаджи Кадырову нужно было доказать чеченскому народу, что он несет с собой только мир. Ему нужно было доказать, что в Чеченской Республике должен доминировать закон, а не сила оружия; закон, который господствует во всех цивилизованных государствах. В этой связи я считаю, что самая великая победа Кадырова заключается в том, что вопреки всем недругам в Совете Европы, Российской Федерации и в чеченском обществе, он смог убедить верховную власть России и чеченский народ в целом в том, что референдум республике крайне необходим и что это единственный, безальтернативный путь, способный вывести республику из кризиса.

— Кем на тот период Вы являлись, и с кем из известных политических деятелей Вам пришлось работать рядом?

— Я тогда работал в Управлении внешних связей Администрации Главы Чеченской Республики. В мои обязанности входило обеспечение поездок Ахмат-Хаджи Кадырова как внутри Российской Федерации, так и за ее пределами. Подолгу службы мне довелось сопровождать Ахмата-Хаджи в поездках в Сирию, Данию, Иорданию, Ливию. Таким образом, мне посчастливилось увидеть как и что он делал на первых этапах в деле становления нашей республики. Причем мне, как говорится, воспитаннику старой школы, очень много приходилось видеть новизны и много мужества в решениях Ахмат-Хаджи, которые он претворял в жизнь на чеченской земле.

— Учитывая то, что Вы часто бывали рядом с А.- Х. Кадыровым, что Вам больше всего запомнилось от общения с ним?

— В моей памяти навсегда останется то, что в отличие от многих политических деятелей как советского, так и постсоветского пространства, Ахмат Хаджи умел слушать людей, что является одним из главных показателей общечеловеческой культуры. Это великое и достаточно редкое умение. Умение слушать так, чтобы собеседник хотел рассказывать, говорить открыто и с удовольствием. А люди необычайно отзывчивы к тем, кто их внимательно слушает, это помогает человеку чувствовать свою значимость, нужность и даже почувствовать себя счастливым.

В то время, мы все помним, насколько жестко работала военная машина. К Ахмат-Хаджи приходило очень много людей разбитых горем. Он умел слушать как профессора, академика, так и простого рабочего и безработного гражданина.
Это был тот человек, который, нередко рискуя своей жизнью, вызволял многих молодых ребят из безвыходного положения. Сегодня многие из них обязаны своей жизнью именно этому великому человеку. Кстати, Гудермес, мой родной город, после второй военной кампании остался целым и невредимым именно благодаря Ахмат-Хаджи Кадырову.

— Какие чаяния в высказываниях Ахмата-Хаджи встречались чаще всего в его общении с близкими, товарищами и соратниками?

— Среди мужчин есть такая поговорка: «Не всегда пышная шляпа украшает головы достойных мужчин». В отличие от тех, кто любит играть, Ахмат-Хаджи не был игроком в политике и в жизни. Он был естественным как человек и как национальный лидер. В каком бы обществе или аудитории он ни появлялся, в нем проявлялась черта талантливого оратора. Сегодня, как видится, эти качества перешли от него по наследству сыну — Рамзану Ахматовичу.
Когда Ахмат-Хаджи вел основательную беседу, ему не нужно было кого-то убеждать в сказанном, прибегая к заклинаниям и клятвам. Он говорил на простом, общечеловеческом, не наигранном языке. От него многому можно было научиться. Говорили с ним обо всем наболевшем. О провокационных вылазках боевиков, заканчивающихся, как правило, беспорядочными обстрелами, о злоупотреблениях некоторых военных структур особенно в ходе, так называемых зачисток.

Наблюдая за ним в годы становления послевоенной республики, я могу с уверенностью сказать, что этот человек оказался великим специалистом в области государственного строительства. Он настолько углубленно обсуждал тонкости государственного устройства, что многим академикам, десятилетиями изучавшим эту науку, приходилось учиться у этого человека.

— Как лично Вам запомнился день проведения референдума?

— Помню, что накануне этого дня, очень сильно активизировалась работа Кремля в отношении Чеченской Республики. Буквально за одну-две недели перед выборами к нам очень часто стали приезжать делегации из Москвы во главе с тогдашними руководителем Администрации Президента России Александром Волошиным, а также помощником Президента РФ Сергеем Ястржембским и многими другими государственными чиновниками. А в преддверии дня референдума свою работу ускорили известные нам председатель партии «Яблоко» Григорий Явлинский, экспремьер-министр РФ Иван Рыбкин и другие политические деятели, которые выступали против проведения референдума. Более сильную позицию в этом направлении тогда заняла Парламентская Ассамблея Совета Европы. Докладчик комиссии ПАСЕ по политическим вопросам, связанным с ситуацией в Чечне, лорд Джадд в докладе на пред¬стоящей сессии просил российское прави¬тельство «еще раз подумать о сроках референдума» по чечен¬ской конституции. Основной причиной для отсрочки референдума он назвал проб¬лемы с обеспечением безопас¬ности на выборах. Также он говорил, что проведение референ¬дума сразу не ре¬шит про¬блему по-литического урегулирования конфликта в Чечне и что на это не следует рассчиты¬вать. Даже после того, когда референдум был проведен, Лорд Джадд ушел в отставку в знак протеста.

Сам этот день я помню смутно, но отчетливо запомнил одно: за всю историю Чеченской Республики в советский и постсоветский период, Россия впервые предоставила возможность Чеченской Республике играть по мировым правилам. То есть, на референдуме народ подтвердил, что Чеченская Республика является полноправным субъектом Российской Федерации, и с ней уже нельзя разговаривать языком оружия. Естественно, такой выбор предопределил совершенно иные, чем в 90-е годы, цивилизованные формы взаимоотношений Чечни и России. Таким образом, был сделан важнейший исторический шаг в области государственного строительства.

— Рамзан Абдулаевич, на Ваш взгляд, какое место в завершении конституционного процесса в нашей республике заняли муниципальные выборы?

— Муниципальные выборы, по известным нам причинам, в нашей республике прошли последними на территории Российской Федерации, чему предшествовали опять же известные нам драматические события. И я считаю, что эти выборы стали продолжением курса, начатого Ахмат-Хаджи и завершенного его сыном Рамзаном Ахматовичем Кадыровым. Согласно 131 Федеральному Закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» мы должны были войти в российское правовое поле на законном основании.

Муниципальные выборы прошли. Но эта система постепенно должна налаживаться. Поэтому сегодня было бы несправедливым, если бы я сказал, что они принесли пользу нашей республике во всех отношениях государственного устройства. В этом плане чеченскому обществу и в области деятельности муниципальных органов власти предстоит еще многому научиться у других, чтобы твердо встать на ноги, чтобы о депутате районного или городского уровня говорили как о человеке, который реально представляет интересы местного населения.
В любом случае муниципальные выборы стали завершающим звеном конституционного процесса и позволили нам во всех отношениях встать вровень с другими субъектами Российской Федерации.

— Будут ли у Вашего комитета какие-то совместные действия с органами местного самоуправления в целях организации мероприятия, посвященного 10-летнему юбилею референдума?

— Мы передали свои предложения в Оргкомитет ЧР, возглавляемый, как известно, Председателем нашего парламента Дукувахой Абдурахмановым, и намерены активно принимать участие в предстоящих мероприятиях по празднованию 10-летия принятия Конституции ЧР совместно с представителями органов местного самоуправления. В их ряду — посещение могилы Первого Президента ЧР, Героя России Ахмат-Хаджи Кадырова, экскурсия по Гудермесу, возложение цветов к Мемориалу погибшим в борьбе с международным терроризмом, посещение мечети «Сердце Чечни» имени А.-Х. Кадырова.

В заключение я также хочу особо отметить, что мы можем считать себя счастливыми людьми, поскольку станем очевидцами этого широкомасштабного празднования. Я думаю, что у всех нас есть основания гордиться теми позитивными переменами и успехами, которые состоялись на чеченской земле. Многие в это не верили. И сегодня, наверняка, есть еще люди за пределами нашей республики, которые сомневаются во всем этом и будут сомневаться до тех пор, пока сюда не приедут, видимо, следуя учению Карла Маркса: «Подвергай все сомнению». Можно читать Маркса, но лучше хотя бы один раз приехать в Грозный, и от сомнений ничего не останется.

Интервью взяла Айна Салажиева
№43 (1976)

Добавить комментарий